Библиотечная система. Международный университет природы, общества и человека "Дубна"
  Главная     Поиск       Новости     Консультация     Часы работы     О нас     О сайте     Блог Мишки Б.     Напишите нам  
Авторизация
№ карты:
Фамилия:
   Помощь
Помощь
Общая схема поиска литературы

Руководство по поиску в электронном каталоге

Правила использования информационных ресурсов
Электронный каталог
Расширенный поиск
Поиск по отраслевой классификации
Поиск по словарям
NEW!Новые поступления
Электронные версии
Журналы и газеты
 Подписка 2019
 Каталог периодики
 Заказ журналов
Рекомендуемая литература
Издания университета

Библиотека Чечельницкого А.М.
Библиотека Пономарёва В.С.
Редкий фонд
Выставки
Ресурсы интернета

Besucherzahler mail order brides
счетчик посещений

Жизнь в оккупации. Коллаборационизм

Нажмите для увеличения
Цикл выставок «По страницам журналов»

В условиях стремительно начавшейся войны на оккупированных фашистами территориях оказалось огромное количество мирных жителей. В основном это были старики, женщины и дети. Какой была жизнь в оккупации? Можно ли считать коллаборационистами сотрудничавших с фашистами людей? Мы приведем лишь некоторые данные об этом, взятые из журнальных статей.


Ермолов, И. Г.
Здравоохранение и социальная политика на оккупированных территориях РСФСР / Ермолов Игорь Геннадьевич // Вопросы истории. - 2010. - № 10. - С. 72 - 79. [подробнее...]

Кадровый дефицит медицинских работников, недостаток медикаментов, ограничения свободы передвижения делали медицинскую помощь доступной небольшой части населения оккупированной территории.

Медики-коллаборационисты использовались в целях, отвечавших планам нацистов в отношении населения СССР: они уничтожали психически больных, помогали оккупантам в отборе населения для отправки на работу в Германию, а выполнение предписания по строгому учету пациентов исключало оказание медицинской помощи партизанам и советскому подполью. Поэтому работа в сфере здравоохранения в период оккупации, пусть не полностью, но все же являлась одной из разновидностей добровольного сотрудничества с врагом в ущерб интересам своего государства.

Учреждения социальной поддержки населения на оккупированных территориях предупреждали нищенство, бродяжничество, детскую и подростковую преступность. Функционирование учреждений социального обеспечения помогало снизить смертность детей, престарелых, инвалидов, дав им хоть скудное, но посильное в условиях войны содержание и возможность выжить. Это позволяет считать работников социальной сферы лицами, не сотрудничавшими с фашистскими властями в период оккупации.




Ермолов, И. Г.
Школьное и профессиональное образование на оккупированных территориях РСФСР / Ермолов Игорь Геннадьевич // Вопросы истории. - 2009. - № 12. - С. 44 - 52. [подробнее...]


"Генеральный план "Ост", разработанный Г. Гиммлером в 1940 году, предусматривал уничтожение всякого образования на территории СССР за исключением начального. По замыслу Гиммлера, программа русской начальной школы должна была включать «простой счет, самое большее – до 500, умение расписаться, внушение, что божественная заповедь заключается в том, чтобы повиноваться немцам, быть честным, старательным и послушным».

Однако практическая необходимость вынуждала оккупантов сохранить систему образования в приемлемом для условий оккупации объеме. Сохраняя систему народного образования, германское командование преследовало две основные задачи: недопущение детской и подростковой преступности, бродяжничества, а также завоевание симпатий гражданского населения".

В программу начального образования включалось не более 7 предметов:

  • Русский язык (сюда же входили пение только русских народных и церковных песен, рисование, чистописание).
  • Немецкий язык (в объеме, необходимом для понимания приказов, данных немецким господином русской прислуге).
  • Арифметика (до 3-го класса - арифметические действия до 1000).
  • География (с акцентом на новые границы Третьего рейха).
  • Естествознание (изучение животных, растений и природных явлений повседневности)
  • Рукоделие для девочек и труд для мальчиков.
  • Физкультура.

В ряде школ вводился новый предмет – Закон Божий.

Обучение школьников производилось по советским учебникам, которые по указанию местных комендатур подвергались корректировке. В частности, из всех учебников, даже математических задачников, исключались неологизмы, возникшие при советской власти. Например, производилась следующая замена слов: колхоз – деревня; колхозник – крестьянин; товарищ – гражданин, господин; СССР – Россия; советский – русский и т.д. К этой работе привлекались коллаборационисты из числа школьных учителей.

Значительное место уделялось воспитательной работе. Так, на оккупированной территории Калининской области обязательным стали регулярные беседы на темы «Германия – освободительница русской земли от большевистского ига», «Чтение биографии Адольфа Гитлера».

В одном из планов воспитательной работы 4-го класса говорилось о

  • необходимости прививать вежливое отношение к германскому командованию и германским солдатам;
  • важности умения молиться Богу путем активного участия на общей линейке утром и после уроков на молитве в классе;
  • требовалось вести воспитание на положительном примере Германии.

А вот цитата из плана воспитательной работы 5-го класса: «В ежедневной работе с классом подчеркивать разницу в зажиточной, культурной и счастливой жизни рабочих и крестьян новой Европы и закрепощение их в советской России благодаря методам марксизма. Прививать любовь к труду, особенно к труду крестьянина, указав, что в Германии работа крестьянина почетна и трудовая повинность обязательна».

Помимо школьного образования в период оккупации предпринимались попытки создания системы профессионального образования. Оно было ориентировано в основном на подготовку специалистов рабочих профессий. Характерной чертой деятельности профессиональных учебных заведений стало максимальное сокращение теоретического курса, большой объем практического обучения, в процессе которого учащиеся фактически использовались в качестве рабочей силы.

Что касается высшего профессионального образования, оно на оккупированных территориях РСФСР не возобновилось. В лучшем случае на базе вузов создавались курсы по подготовке специалистов, в основном сельскохозяйственного и промышленного профиля. Потенциал интеллигенции был лишен возможности воспроизводства, следовательно, был обречен на постепенное вымирание, что в полной мере соответствовало планам гитлеровского руководства относительно будущего народов СССР.


Басюк, И. А.
Положение советских мирных жителей в тылу немецких войск зимой 1941-1942 годов / Басюк Иван Александрович // Вопросы истории. - 2009. - № 11. - С. 88 - 99. [подробнее...]

В истории Великой Отечественной войны имеется малоизвестный приказ войскам Красной армии – жечь лютой зимой свои же населенные пункты – приказ Ставки Верховного Главнокомандования (ВГК) № 428 от 17.11.1941 о создании специальных команд по разрушению и сжиганию населенных пунктов в тылу немецко-фашистских войск. Причины и обстоятельства этого приказа и сегодня представляются во многом скрытыми и загадочными…

Приказ Ставки немногословен. В нем утверждается, что «германская армия плохо приспособлена к войне в зимних условиях, не имеет теплого одеяния (так в приказе!) и, испытывая огромные трудности от наступивших морозов, ютится в прифронтовой полосе в населенных пунктах». Далее отмечается, что войска противника встретили упорное сопротивление наших частей, поэтому вынужденно перешли к обороне и расположились в населенных пунктах вдоль дорог на 20 – 30 км по обе стороны.

Из приказа Ставки ВГК: «Лишить германскую армию возможности располагаться в селах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех населенных пунктов на холод, в поле, выкурить из всех помещений и теплых убежищ и заставить мерзнуть под открытое небом, такова неотложная задача, от решения которой во многом зависит ускорение разгрома врага и разложение его армии».


Как сегодня мы можем оценивать этот приказ? Международное гуманитарное право устанавливает, что гражданское мирное население не может являться объектом военного нападения. А потому требования этого приказа – грубейшее нарушение норм международного права. Приказ жечь жилье, «гнать немцев на мороз», - справедливо отмечалось многими, - вынуждал мирное население для собственного выживания самим охранять свои деревни, бороться с поджигателями, тем самым подталкивая население не к сотрудничеству с партизанами, а с немецкими оккупантами.

Однако нельзя сбрасывать с весов истории, что приказ Ставки ВГК № 428 был принят в наиболее критический момент войны, когда противник стоял у ворот Москвы. В этой связи он представляется как акт крайнего отчаяния советского руководства, когда оно вынуждено было использовать для спасения страны все, даже самые невероятно жестокие, методы противодействия врагу. Хоть столь же очевидно, что советское руководство исходя в большей степени из необходимости решения ближайшей задачи – усугубить положение противника, глубоко не задумывалось о возможных сопутствующих последствиях для страны, армии и партизан.


Журавлев, Е. И.
Оккупационная политика Германии на Юге СССР. 1941 - 1943 гг. / Журавлев Евгений Иванович // истории. - 2009. - № 5. - С. 76 - 86. [подробнее...]


Оккупационная политика Германии складывалась из политических и экономических намерений. Фашистское руководство на Юге СССР интересовали центры производства продовольствия и добычи нефти. Для решения этих задач была создана специальная система управления, которая подразумевала привлечение на сторону немецкой гражданской администрации лиц местного населения, готовых к сотрудничеству с фашистскими властями.

Штат сотрудников гражданской администрации городов Юга СССР в подавляющем числе составляли представители местного населения. По разным причинам советские граждане шли служить новой власти: были среди них непримиримые противники советской власти, были и те, кого заставляли нужда и необходимость кормить семью.

А вот лишь некоторые положения «нового порядка» на оккупированных территориях из служебного указания советника военного управления на Ставрополье Мантля:

  • Списки всех коммунистически настроенных лиц необходимо переслать в комендатуру.
  • Городским головам необходимо завести списки – регистрацию всех жителей. Первый список должен охватывать тех жителей, которые обосновались в данном населенном пункте до 22.06.1941 и которых городской голова считает благонадежными. Второй список должен охватывать чужих лиц для данной местности, обосновавшихся в поселении после 22.06.1941. Евреев и иностранцев выделить в списках особо.
  • О политических комиссарах и об отбившихся от своих частей военнослужащих Красной Армии немедленно сообщать в комендатуру.
  • Военное оружие всех родов, радиоприемники сдаются в комендатуру.
  • С 19:00 до 04:00 пребывание на улице запрещено.
  • Продолжать восстановление дорог и улиц с привлечением местного населения.
  • Каждый обязан вернуться на свое старое место работы и незамедлительно приняться за таковую. Безработные регистрируются в комендатуре.

Невыполнение приказов о принудительном труде грозило населению заключением в концлагеря и смертной казнью, как за саботаж. После того, как в г. Армавир на биржу труда не явился ни один человек, фашисты произвели массовые облавы, вывезли арестованных под станицу Новокубанскую, где их всех расстреляли.


Система управления на оккупированной территории Юга СССР обеспечивала задачу ограбления страны гитлеровцами, особенно ее сырьевых и людских ресурсов. Получить как можно больше продовольствия и нефти – такова была главная экономическая цель фашистов. Например, за период оккупации в Германию из оккупированных районов Краснодарского края было вывезено 1 млн 479 тыс. т сельскохозяйственной продукции.

К грабежу экономическому добавился грабеж человеческих ресурсов. Например, только из Ростовской области на подневольный труд гитлеровцы угнали в Германию 84 тыс. человек, а с оккупированной территории Ставропольского края было вывезено около 40 тыс. человек. При этом Г. Геринг цинично заявлял: «Русские рабочие доказали свою работоспособность при построении мощной русской индустрии. Теперь их следует использовать для Германии».

Экономическое ограбление оккупированных районов Юга СССР проводилось по следующим каналам:

  • Отовсюду изымались сырье, готовая продукция, продовольствие.
  • На благо Германии организовывалось сельскохозяйственное и промышленное производство.
  • Демонтировалось и вывозилось в Германию оборудование предприятий.
  • Осуществлялось ограбление населения за счет жесткой налоговой политики, различного рода поборов и сборов.
  • Полным ходом шла насильственная мобилизация рабочей силы для работы в Германии.

Всего за время оккупации только в Ставропольском и Краснодарском краях, Ростовской области гитлеровцы расстреляли, замучили и угнали в Германию более 250 тыс. человек.


Некоторые экспонаты выставки
1.Ермолов И.Г. Здравоохранение и социальная политика на оккупированных территориях РСФСР / Ермолов Игорь Геннадьевич // Вопросы истории. - 2010. - № 10. - С. 72 - 79. - Лит. в примеч. в конце статьи. [подробнее]
2.Ермолов И.Г. Школьное и профессиональное образование на оккупированных территориях РСФСР / Ермолов Игорь Геннадьевич // Вопросы истории. - 2009. - № 12. - С. 44 - 52. - Лит. в примеч. в конце статьи. [подробнее]
3.Басюк И.А. Положение советских мирных жителей в тылу немецких войск зимой 1941-1942 годов / Басюк Иван Александрович // Вопросы истории. - 2009. - № 11. - С. 88 - 99. - Лит. в примеч. в конце статьи. [подробнее]
4.Журавлев Е.И. Оккупационная политика Германии на Юге СССР. 1941-1943 гг. / Журавлев Евгений Иванович // Вопросы истории. - 2009. - № 5. - С. 76 - 86. - Лит. в примеч. в конце статьи. [подробнее]