Библиотечная система. Международный университет природы, общества и человека "Дубна"
  Главная     Поиск       Новости     Консультация     Часы работы     О нас     О сайте     Блог Мишки Б.     Напишите нам  
Авторизация
№ карты:
Фамилия:
   Помощь
Помощь
Общая схема поиска литературы

Руководство по поиску в электронном каталоге

Правила использования информационных ресурсов
Электронный каталог
Расширенный поиск
Поиск по отраслевой классификации
Поиск по словарям
NEW!Новые поступления
Электронные версии
Журналы и газеты
 Подписка 2019
 Каталог периодики
 Заказ журналов
Рекомендуемая литература
Издания университета

Библиотека Чечельницкого А.М.
Библиотека Пономарёва В.С.
Редкий фонд
Выставки
Ресурсы интернета

Besucherzahler mail order brides
счетчик посещений

«Что русскому здорово - немцу смерть»

Нажмите для увеличения
Цикл выставок «По страницам журналов»

(Русская народная поговорка)

Это знаменитое выражение отражает суть различий русского и немецкого народов, которые существуют в действительности. Русские и немцы, будучи представителями одной расы, исповедуя длительный период разновидности христианской религии, имея ярко выраженные психические предпосылки к ратному труду, во многих других аспектах культурно-характерологических качеств остаются народами, весьма отличающимися друг от друга.

Как случилось, что два соседских народа схлестнулись в кровавой бойне? Что послужило толчком к нарушению предупреждения великого канцлера Отто фон Бисмарка: «Никогда не воюйте с Россией! Потому что на любой ваш умный план у русских найдется какая-нибудь непредвиденная вами глупость, из-за которой этот план потерпит поражение».

Многие историки считают, что семена гитлеровской пропаганды легли на благодатную почву менталитета немцев. К. Маркс и Ф. Энгельс: «…ненависть к русским была и продолжает еще быть у немцев их первой революционной страстью; со времени революции к этому прибавилась ненависть к чехам и хорватам, и только при помощи самого решительного терроризма против этих славянских народов можем мы совместно с поляками и мадьярами оградить революцию от опасности. Мы знаем теперь, где сконцентрированы враги революции: в России и в славянских областях Австрии; и никакие фразы и указания на неопределенное демократическое будущее этих стран не помешают нам относиться к нашим врагам, как к врагам» («Демократический панславизм»).


Кара-Мурза С.Г.
Маркс и Энгельс об этничности: жесткий примордиализм / С. Г. Кара-Мурза // Социально-гуманитарные знания. - 2007. - № 3. - С. 27 - 43. - Библиогр.: с. 43 [подробнее...]

Особенно ясно различия в менталитете русских и немцев можно увидеть, сравнив их культурно-психологические военные типы времен Великой Отечественной войны.

В основу немецкого боевого типа заложены ценности националистического сознания, а также завоевательные и меркантильные ориентации, дополнявшиеся чувством культурного превосходства над народами СССР. Солдат Третьего рейха шел на Восток с уверенностью, что он защищает достижения западной культуры от «недочеловеков славянской расы», от еврейских комиссаров, которые эксплуатировали эту покорную массу Особый негативизм был выработан к славянам и к русскому народу. С началом подготовки войны на Востоке немецкий боевой тип на уровне высшего командования проявил недальновидность, приняв план блицкрига, а также серьезно рассчитывая, что можно будет быстро и окончательно сломить сопротивление противника. Немецкие генералы сводили преимущества советской стороны к протяженной территории, огромным природным ресурсам, многочисленному населению. Позже, признавая военное искусство советского руководства, немецкое командование не могло объяснить стремительного перехода Красной армии от поражений к успеху в первую очередь из-за непонимания сущности русского боевого типа.

Если говорить о недостатках представителей немецкого боевого типа на уровне массового самосознания и поведения солдат, то они выразились в слабой адаптации к сложному характеру войны на Востоке. Втянутые в изнуряющие сражения на советской территории, представители данного типа продолжали сохранять веру в свои силы, проявляя незаурядные боевые качества в реализации почти невыполнимых целей. Но наступал момент, когда их вера в себя истощалась.

В то же время немецкие комбатанты не стремились понять мотивы боевого поведения противника, которое оставалось в их глазах парадоксальным, непрогнозируемым. Например, немецкие солдаты были поражены, увидев, что из цехов Сталинградского тракторного завода против них вышли сражаться рабочие, не успевшие снять спецовок. В их представлении это является не мужеством, а нарушением нормы – каждый обязан заниматься своим делом. Как оказалось, представители этого типа плохо адаптируются к ситуации, в которой нет места немецкой привычке к порядку, когда противник навязывает свои «правила игры», а помощь военной техники снижена.

Культурно-психологический потенциал немецкого типа снижался также из-за слепой веры в рациональный порядок, в военную мощь и техническую оснащенность своей армии. В крупных сражениях представителям данного типа не хватало психической стойкости, духовных усилий, чтобы сделать последние шаги к победе, которая, казалось, уже была на их стороне.

Солдат-портной

Культурно-психологический тип русского воинства приобретает серьезные отличия от немецкого. В его основе закреплены иные, более сложные истоки и компоненты, что придает ему в целом многоуровневый и пластичный характер. Данный тип развивался на суровых для проживания территориях Северной Евразии, в контексте несхожих геоклиматических зон. Он закалялся преимущественно на стратегиях защиты от внешнего врага; Внутри данного боевого типа отрабатывалась способность русских людей соединять российские этнорелигиозные сообщества, втягивая их в защиту Отечества. Русский боевой тип обогащался элементами инокультурного опыта, сохраняя при этом национальное своеобразие и уникальность. Жизнеспособность русского боевого типа в Великой Отечественной войне проявилась в патриотических инстинктах русского народа, созревавших в процессе длительного государственного служения, что было не свойственно немецкому типу. В столкновениях с захватчиками русские бойцы понимали, что враги претендуют на роль новых хозяев Русской земли. Это явилось мощным фактором пробуждения отечественного боевого типа, который был высоко оценен государственно-политической элитой страны. Советские руководители накануне и во время войны смогли преодолеть революционный радикализм, антинародный нигилизм марксизма, выдвинув перед армией цель защиты Отечества. Заслугой советского руководства явилось то, что в условиях отступления оно приложило немало усилий для восстановления русского боевого типа во всей полноте его победоносного мужества. Массовый боевой потенциал связан со свободой морального выбора жертвенного подвига, который осуществляли наиболее пассионарные его представители в критических условиях. Тем самым основная масса бойцов воодушевляется к сопротивлению. Духовное упование на помощь свыше, готовность отдать жизнь за общее дело, эмоциональное единение порождают у представителей этого типа соборное поведение в экстремальных ситуациях, когда бойцы действуют как органическое целое.


Аванесова Г.А.
Сравнительный анализ русского и немецкого культурно-психологических типов в битвах Великой Отечественной войны / Аванесова Галина Алексеевна // Социально-гуманитарные знания. - 2014. - № 1. - С. 194 - 215. - Библиогр. ссылки. - Примеч. [подробнее...]

В советской армии исходили из признания ценности инициативы каждого бойца как непременного фактора достижения общего успеха. Весь дух жизни и борьбы армии нового типа способствовал тому, чтобы вклад каждого воина в победу был максимальным и осознанным. Советские воины в ходе войны продемонстрировали высокое умение сочетать строгую дисциплину и исполнительность с разумной инициативой, боевым творчеством, исключавшими шаблон и догматизм в боевых действиях, которые были в немалой степени присущи фашистским солдатам, приверженным к слепой исполнительности, считавшимся высшим командованием "неким подобием моторизованного оружия", как признал германский идеолог В. Пихт.


Серебрянников В.В.
Советский солдат в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг. / В. В. Серебрянников // Социально-гуманитарные знания. - 2005. - № 3. - С. 42 - 67: табл. - Библиогр. ссылки. - Примечания. [подробнее...]

«Ой, Германия, Германия,
Не дождешься ты побед!
Ты воюешь, как торгуешь
С перерывом на обед»

(Частушка времен Великой Отечественной войны)

Источником для изучения ментальности может быть все, созданное человеком и сохранившее дух своего творца. Во всех типах, родах, видах исторических источников в той или иной степени оказывается зафиксированной ментальность человека (или любого коллектива), участвовавшего в их создании.

Самым же важным и информативным изо всех источников личного происхождения для исследования ментальности являются, конечно же, письма. Главное их достоинство как источника - это то, что они дают возможность раскрыть ментальность человека как бы изнутри, выявить "человеческое содержание социальной культуры".

Фольклор военного времени был важнейшим источником для изучения ментальности советского народа в эти годы. Непосредственно откликаясь на события тех лет, самодеятельное искусство слова выражало мысли и настроения народа-воина, народа-труженика.

Фронтовой фольклор 1941-1945 гг. наполнен не мотивами страдания, а активным, творческим отношением к своему ратному подвигу. Это не значит, конечно, что в песнях военных лет совсем не звучала тоска по возлюбленной, по дому, опасения за судьбу оставленных родителей, предчувствия возможной смерти и пр. Все это было, но не это определяло общий настрой военной песни. Фронтовой фольклор прославлял узы боевого товарищества, взаимную выручку в бою, силу и мужество защитника Отечества, которого даже в смертный час не покидает сознание честно исполненного долга.


Пушкарев Л.Н.
Словесные источники для изучения ментальности советского народа в годы Великой Отечественной войны / Пушкарев Лев Никитич // Вопросы истории. - 2001. - № 4. - С. 127 - 134. - Библиогр. в примеч.: с. 134. [подробнее...]

На рейхстаге


Некоторые экспонаты выставки
1.Горинов М.М. Будни осажденной столицы: жизнь и настроения москвичей (1941-1942 гг.) / Горинов М.М. // Отечественная история. - 1996. - № 3. - С. 3 - 28. - Библиогр. в примеч.: с. 27 - 28. [подробнее]
2.Матвеева Н.Ю. С. Н. Булгаков о характере русской нации / Матвеева Н.Ю. // Вестник Московского университета. Серия 18, Социология и политология. - 2002. - № 4. - С. 118 - 133. - Библиогр. ссылки. [подробнее]
3.Запрудский Ю.Г. Культура конфликта: (к особенностям российской конфликтности) / Запрудский Ю.Г. // Вестник Московского университета. Серия 18, Социология и политология. - 2002. - № 4. - С. 74 - 86. - Библиогр. ссылки. [подробнее]
4.Макаревич Э.Ф. Национальный язык как средство экспансии и сопротивления / Макаревич Э.Ф., Карпухин О.И. // Социально-гуманитарные знания. - 2009. - № 6. - С. 50 - 72 : табл. - Библиогр. ссылки. [подробнее]
5. "Нападение на Россию планируется на весну 1941 года": Французская военная разведка о подготовке немецкого вторжения в СССР: Перевод с французского / Публ. и предисл. В. П. Ямпольского // Исторический архив. - 1996. - № 1. - С. 71 - 80. - Примеч. - Название справки: "Аннотация немецких документов, касающихся обучения немецкой армии зимой 1940-1941 гг. (март-начало апреля 1941 г.)". [подробнее]
6.